Новый форум

Галерея

Блоги

~~~~~

Выбирайте себе секс с проститутками Казани прямо сейчас!

На xxx-ufa.ru можете заказать проституток и индивидуалок на ночь

Каталог анкет шлюх Краснодара здесь на sexkrd

Один из сыновей Романова был пострижен в монахини ... Перлы студентов истфака МГУ

В моем воображении эти слова породили до не могу правдоподобную картину:

Несчастный Валентин смирился с своей судьбой и уныло наблюдал за тем, как проходит его насильственный постриг в монахи. Правда он был живым и внимательным человеком, и отметил, что хотя все участники ритуала вроде не пьяны, его несколько раз называли почему-то "послушница Валентина". Но что это значит, ему не могло и в страшном сне, и в самом пьяном угаре привидеться... Когда он был "окончательно пострижен", дьякон вдруг произнес мощным командным голосом:

"Монахиня Валентина! Первым делом мы отрежен тебе злокозненно выращенные тобой, противные не то что чину монахини, а вообще женскому естеству, и крайне неприличные органы. Они были взращены тобой в твоем безумном безбожии, и путь к Богу должен быть начат и искупления делом этого глубоко противоестественного греха!

Те же священные ножницы, которыми ты была пострижена, положат начало твоего пути к целомудрию, удалив органы, взращенные глубоко вопреки естеству в далеко ушедшей от естества похоти!" Офигевший Валентин вымолвил "Но скопчество же преследуется! "

Дьякон промолвил "Во-первых решаю я, точнее вообще настоятель монастыря! во-вторых ты же пострижен как монахиня, а так как духовное выше плотского, то ты теперь Монахиня, то есть Женщина, и твои срамные органы - вопреки естеству!" Валентин отчаянно бросился на дъячка, ног был повален на пол внешне хилым чтецом, его мигом скрутили. В ход пошли веревки.

Дьякон обратился к нему. "В тебе нет смирения, грешница, но мы тебя ему научим. Для начала - выпей этот жбан зеленого змия. Он облегчит твою боль во время понятно неприятной, хоть и важнейшей процедуры..." Валентин понял, что ему хана, и выпил кстати неплохое "зелье". Тем временем мрачный дьякон стал прокаливать ножницы в пламени лампады... Несчастного раздели. Дьякон занес ножницы... Раздался дикий крик...

Дьякон произнес: Да не плачь сынок! Или поплачь, понятно больно. Но я сам когда-то тоже был дворянином, а потом не повезло и меня так постригли... Я тогда не знал куда деться от горя, а сейчас - в монастыре далеко не последнее лицо...

Примечание. Не ищите в рассказе ни исторический ни тем более религиозный смысл.